September 8th, 2009

Пирожные для блокадного Ленинграда

Количество злоупотреблений было несопоставимо с масштабами трагедии

Парадоксально, но, оказывается, в блокадном Ленинграде продолжался выпуск пирожных. Поскольку по карточкам их не выдавали, то остается только догадываться, кому они предназначались – возможно, закрытым распределителям, работавшим для высших партийных структур, в частности, для Смольного.

-Встречались ли вам в архивных документах факты гибели от истощения представителей райкомов, горкома, обкома партии, высшего руководства Ленинграда?

-В архивах имеются лишь косвенные данные о снабжении руководства города. По документам оно производилось по обычным нормам. Я не нашел в документах ни одного факта голодной смерти среди перечисленных вами категорий управленцев. Возможно, дополнительный источник питания им обеспечивало военное руководство.

Несмотря ни на что, количество злоупотреблений в блокадном Ленинграде несопоставимо с масштабами бедствия и героизмом простых людей. Меня до глубины души поразил тот факт, что, умирая от голода, большинство ленинградцев никого и ни в чем не обвиняли. Многие даже считали, что, умирая, они помогали фронту уже тем, что переставали претендовать на какую-то часть продуктов, им положенных. Ленинградцы – удивительный, уникальный народ!

Александр Кутузов – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Правовой академии Санкт-Петербурга, действительный член Академии военно-исторических наук

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/pirozhnie_dlya_blokadnogo_leningrada.htm

блокада Ленинграда. СПЕЦснабжение властей

Ещё одна закрытая тема — снабжение продуктами городских властей. Документы на этот счёт до сих пор малодоступны для историков, однако можно с уверенностью сказать, что партийное руководство (в частности, руководитель города А. А. Жданов) не голодало, питалось хорошо, в их домах были свет и тепло. Дети высокопоставленных ленинградских чиновников впоследствии вспоминали, что они даже не заметили голода, и узнали о нем только на уроках истории в школе уже после войны.

В блокадном Ленинграде продолжался выпуск пирожных. В архивных документах нет ни одного факта голодной смерти среди представителей райкома, горкома, обкома партии, хотя существует информация, что от истощения умерли 80 из 300 сотрудников «Большого дома», работавших в Ленинграде всю блокаду. Согласно архивным данным, снабжение управленцев производилось по обычным нормам, но возможно, что дополнительный источник питания им обеспечивало военное руководство. Историкам ещё предстоит значительная работа в этой области.

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/301470

питание партактива в блокадном Ленинграде

дневник мелкого партийного функционера Н.А.Рибковского:

«С началом работы в Смольном положение его кардинально меняется. Уже 9 декабря 1941 г. наш герой записывает:

"С питанием теперь особой нужды не чувствую. Утром завтрак - макароны, или лапша, или каша с маслом и два стакана сладкого чая. Днем обед - первое щи или суп, второе мясное каждый день. Вчера, например, я скушал на первое зеленые щи со сметаной, второе котлету с вермишелью, а сегодня на первое суп с вермишелью, на второе свинина с тушеной капустой. Качество обедов в столовой Смольного значительно лучше, чем в столовых в которых мне приходилось в период безделия и ожидания обедать" (9 декабря 1941 г.)».

Так питаются рядовые партийные функционеры в столовой Смольного, когда в Ленинграде от голода люди гибнут сотнями тысяч.

Но о себе любимых коммунисты всегда умели позаботиться в любых условиях. Весной 1942 года наш герой направлен отдохнуть в партийный санаторий.

«А вот запись от 5 марта 1942 г., которая свидетельствует о том, что нет уже никакой речи о "равенстве в страдании" (А. Платонов).

"Вот уже три дня как я в стационаре горкома партии. По моему это просто-напросто семидневный дом отдыха и помещается он в одном из павильонов ныне закрытого дома отдыха партийного актива Ленинградской организации в Мельничном ручье. Обстановка и весь порядок в стационаре очень напоминает закрытый санаторий в городе Пушкине...

Очевидцы говорят, что здесь охотился Сергей Миронович Киров, когда приезжал отдыхать... От вечернего мороза горят щеки... И вот с мороза, несколько усталый, с хмельком в голове от лесного аромата вваливаешься в дом, с теплыми, уютными комнатами, погружаешься в мягкое кресло, блаженно вытягиваеш ноги...

Питание здесь словно в мирное время в хорошем доме отдыха: разнообразное, вкусное, высококачественное, вкусное. Каждый день мясное - баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное - лещь, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, триста грамм белого и столько же черного хлеба на день, тридцать грамм сливочного масла и ко всему этому по пятьдесят грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину».

«Питание заказываеш накануне по своему вкусу. Я и еще двое товарищей получаем дополнительный завтрак, между завтраком и обедом: пару бутербродов или булочку и стакан сладкого чая.

К услугам отдыхающих - книги, патефон, музыкальные инструменты - рояль, гитара, мандолина, балалайка, домино, биллиард... Но, вот чего не достает, так это радио и газет...

Отдых здесь великолепный - во всех отношениях. Война почти не чувствуется. О ней напоминает лишь далекое громыхание орудий, хотя от фронта всего несколько десятков километров.

Да. Такой отдых, в условиях фронта, длительной блокады города, возможен лишь у большевиков, лишь при Советской власти. Товарищи рассказывают, что районные стационары нисколько не уступают горкомовскому стационару, а на некоторых предприятиях есть такие стационары, перед которыми наш стационар бледнеет.

Что же еще лучше? Едим, пьем, гуляем, спим или просто бездельничаем слушая патефон, обмениваясь шутками, забавляясь "козелком" в домино или в карты... Одним словом отдыхаем!... И всего уплатив за путевки только 50 рублей"».

http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2005/01/25/0000202976/010.KOZLOVA.pdf
http://community.livejournal.com/ru_revisionism/14341.html

блокада Ленинграда. личный повар товарища Жданова

Советским холуям и хамам кажется совершенно нормальным, что в умирающем от голода блокадном городе главный коммунист имеет личного повара.

Советскому фараону западло питаться в элитной коммунистической столовой Смольного вместе с отборными товарищами по Партии. Также ниже достоинства регионального коммунистического вождя чтобы ему отдельно готовили в номенклатурной столовой и носили пищу в кабинет. В блокадном Ленинграде у товарища Жданова имелся личный повар, Николай Щенников.

http://pioneer-lj.livejournal.com/1243880.html