na6luDatelb (na6ludatelb) wrote,
na6luDatelb
na6ludatelb

Categories:

Сказка

Оригинал взят у vaysburd в Сказка

В НЕКОТОРОМ ЦАРСТВЕ

Жил в одном королевстве король, который очень боялся всего цветного. Так боялся, что прям кушать не мог. И спать было некогда.

Вот он взял однажды и запретил своим указом всё цветное. Запретил цветные краски. Цветные карандаши. Бумагу. Да всё вообще цветное. Строго-настрого.

И слуги его - а они всегда серые были, - кинулись весь мир в королевстве обесцвечивать, все цвета выводить, затирать и вымарывать.

Сверху - такие как бы серые тучи подвесили, на окна все - тёмные шторы потолще, и даже вместо ламп осветительных придумали такие устройства, чтоб наоборот, - включаешь - и темнота во все стороны, заместо света.

Обязательно должны были быть такие устройства у каждого в доме, хоть и дорогие они были, но что уж тут делать!

Ну и скоро королевство всё стало мрачным, унылым таким стало, выцветшим, и местами даже вытертым таким, и полинялым.

И жители этого королевства тоже стали постепенно бледными такими все, почти что даже прозрачными стали, никакими почти.

И даже, со временем, друг друга перестали они видеть почти и вообще замечать. Да и то сказать, - сам когда про себя уже не знаешь - есть ты или нет, чего уж тут до других!

Только серые, иной раз, таких только и могли отыскать.

Нет, были, говорят, со всем этим и несогласные.

Собирались, вроде, несколько даже раз, на городской площади.
С какими-то бесцветными лентами. Это символ у них такой был. За возвращение цвета.

Но, то ли глаз уже у всех замылился, то ли настолько уже они все прозрачны стали, только никто их особо не увидел и не услышал, да и друг друга то им толком не разглядеть было, и не понять.
Походили, да разошлись.

А после, из них - кто совсем пропал, а кого - очернили так, что из дому не выйти. Если дома вообще его оставили.

Сколько так лет прошло - никто не знает.

Выросло, говорят, даже целое уже поколение, что если спросишь, к примеру, таких - а какого цвета? - то и не поймёт он уже совсем - о чём ты.

И продолжалось бы так. И всё бы ничего.

Но выехал как-то раз король, будучи на охоте, из своего тёмного леса прямо вдруг на край огромного пшеничного поля.

Бескрайнего золотого пшеничного поля. До самого горизонта, насколько хватает взгляда.
И только поле, и небо над ним, голубое-голубое.

И такая яркая была картина, - аж до боли в глазах.

Тут прямо дурно королю сделалось, и такой ужас на него накатил, что повернул он быстро своего коня, и скакал без передыху до самого дворца, и вбежал он в зал, да как закричит:
- Да что же это такое! Да кто же это всё допустил! Ведь это ж прямо рядом же тут на самой же вот границе! Немедленно, - закричал король, - порешить этот вопрос так, чтоб больше ничего и не выросло!

Не волнуйся, - говорят ему, - государь, не будет тут у нас ни золотого, ни синего, и никакого другого такого цветного не будет! Мы уж своё дело знаем.

И бросились серые на край леса, да и бледных многих тоже туда послали, и стали там то поле золотое жечь и вытаптывать, а небо - чёрным дымом завешивать.

Долго ли, коротко ли, возвращаться стали из-за леса. Кто в огне не сгинул.

Лица в копоти. Докладывают:
- Нет больше никакой теперь опасности, всё затоптали, всё испачкали, заляпали, только грязь одна там и осталася.

Но вот ведь интересно что, серые то они были - серые, ну или бледные там, если они были бледные, а руки то у них уже - глядь - красные!

И не отмыть никак, вот ведь что!

Прям краснота такая кровавая.

Да мало того, ведь если кто такому, к примеру, руку пожмёт, а это при дворе так принято было, считай - обязательно, не отвертишься, то вот если пожмёшь, то и у тебя самого рука красной становится.
И тоже уже не отмыть.

И говорили потом, что даже если и рядом с таким постоять, то и то - то же самое.

Король, естественно, в бешенстве. Убрать, говорит, немедленно краску!

А как?

Дошло уже даже и до того, что стали руки рубить.

Кому другие рубили, силой, а кто и сам.

И очень уже бояться стали все, и серые, и бледные. И недовольны были очень, хотя и не показывали.

И от этих, кто из-за леса, стали все шарахаться, будто они чумные.

А в народе, тем временем, разговоры пошли, то - шёпотом, а то и - вслух. Что есть, мол, там где-то Поле.

Какое-то золотое такое Поле есть, и Небо, мол, над ним, есть, синее-синее.

И будто бы сколько его, это Поле, ни жги, сколько ни топчи, а не убить его будто бы.

А только сам без рук останешься.

И якобы если ты это Поле видел, но вреда ему не причинял, то совсем уже по другому ты как-то мир видишь.

Да и сам уже ты другой.

Смотришь, к примеру, - а глаза-то у тебя уже - голубые. Или там, волосы - рыжие.

А потом уже говорить стали, что даже если и не видел ты сам Поле, а только даже услышал ты просто про него, и просто поверил ты в него, то и то уже - всё иначе.

Король же тем временем всё чернее и чернее становился.

Предатели и изменники ему кругом чудились, даже среди самой верной ему стражи.

Да и толк то от такой стражи какой? Безрукие все.

А может, и не осталось уже потом совсем никакого чёрного короля, только темнота и осталась эта кромешная, из устройств тех чёртовых, что в каждом доме стояли.

Которые и держали-то дома не знаю зачем, скорей по привычке.

Или, и не было вовсе никакого короля. И всё это сказки.

И никто ничего не запрещал.

Просто сами были такие.

Но Поле золотое точно было.

И синее Небо над ним.

Да и сейчас они там.

Я сам видел."Просто сами были такие.

Но Поле золотое точно было.

И синее Небо над ним.

Да и сейчас они там.

Я сам видел.

Tags: агрессия Путина против Украины, акции НЕсогласных, победы НЕсогласных, фото, чекистский режим, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments