na6luDatelb (na6ludatelb) wrote,
na6luDatelb
na6ludatelb

Надежда Савченко. как ей живётся в путинской тюрьме

Оригинал взят у may_antiwar в СИЗО-1, вы лучшие, Надежда Савченко, ОНК, спасибо, всё станет иначе.

Пока мы бродили с верным коллегой Сергеем Сорокиным по этажам Матроски, отрабатывая обращения в ОНК, пообедав между дел тарелочкой каши гороховой из общего бака в коридоре на ходу, к вечеру в изолятор привезли из шестого украинскую летчицу Надежду Савченко, на 46-м дне голодовки, обустроили в палате больницы, руководство любезно пропустило нас к Надежде, она обрадовалась, увидев нас. Мы тоже рады были увидеть ее в Матроске.

Надежду поместили одну в очень неплохую свежеотремонтированную палату-камеру, ей поставили телевизор, она хвалит новый толстый матрас, мечту шестерки, говорит: может, теперь хорошо посплю. Вот только в камере сильно попахивает краской. Надежда: и в шестом я была в камере после ремонта, и здесь снова. Ремонт хорош, но не свежий. Надо бы там проветривать...



Надежда не жалуется на здоровье. Она говорит: не на носилках затащили, сама на четвертый этаж поднялась, вещи свои подняла, заключенные сами таскают сумки, спасибо сотрудникам - коробку помогли донести, в зубах тащить не пришлось. Лежала она под капельницей, ее поддерживают раствором глюкозы, если мы верно поняли. Заканчивать голодовку Савченко не намерена: она дала слово офицера и отказываться от него не планирует, как она говорит. Ее требование: освобождение и возвращение на Украину.

Надежда просит всех оповестить, что ее адрес сменился. Теперь письма надо писать так: 107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18, ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по г. Москве. Ну и дальше - адресату. Кст, проблема с теми письмами, что отправлялись, но не передавались Савченко в СИЗО-6, была частично снята. Надежда благодарит всех, кто в этом помог.


Савченко забавляется над предъявленным ей новым обвинением - в переходе государственной границы. Она была бы изумлена, если б это было не в России, тут она полагает подобный абсурд закономерным.

Руководство СИЗО пошло встретить Надежду и с ней познакомиться. И как-то вот по-человечески у них всё это получилось, все улыбаются. Я говорила? Я с большой симпатией отношусь к Надежде Савченко, вне зависимости от инкриминируемых ей деяний, я это не обсуждаю, я не лезу и в политику, но она - очень живой, симпатичный и доброжелательный человек. И я чувствую ее симпатию, она с большим уважением относится к нам за нашу работу, была одна смешная ситуация у нас в шестом изоляторе, вот даже расскажу. Сопровождал нас ответственный от руководства, нам не представившись, а мы и не настаивали, поскольку народу с нами много было, и часть мы знали. И мы с коллегой Еленой Масюк. И как раз я принесла эти письма, адресованные Надежде, с ответами ФСИН-письма, что они прошли цензуру и вручены. Я говорю: Надежда, вы получали вот такое письмо? И читаю его вслух. Тут этот офицер напрягается: а, не смейте читать, вдруг они цензуру не прошли, они не вручены.

Я говорю: минуточку. Я только что показала вам письма с отметкой о том, что они прошли цензуру и вручены. Правильно? Так почему я не могу читать врученные Савченко письма?? Надежда, вы не против, что я тут вслух читаю ваши врученные вам прошедшие цензуру письма?

Она смеется: нет, вовсе не против.

Он: я, я против! Нельзя их читать, никак нельзя! Пожалуйста, прекрати читать!

Ага, говорю, ладно, я перестаю читать. Я выполнила ваши законные требования? Он: да-да, выполнили. Я: ну тогда скажите, чьи именно требования я выполнила? Как вас зовут и вашу должность.

Тут он что-то уперся, говорит: должность не скажу. Тут уж я говорю: нет, так вот точно не годится. Вы же - ответственный от руководства в соответствии с законом и инструкциями? Ну да. Понимаете, если вы не признаетесь, кто вы, то придется нам сейчас вернуться на КПП, связаться с руководством и поискать и взять с собой, наверное, другого какого-нибудь ответственного от руководства, потому что, извините, вдруг вы - не ответственный от руководства? Вдруг вы вообще не сотрудник СИЗО? Это нас с коллегой немножечко тревожит.

Он в ответ: как это я не сотрудник? Я же в форме!

Ох, народ, по пятому изолятору вот недавно актер известный Депардье гулял с познавательно-воспитательными целями, так он, может, тоже в форме был, поскольку ему бушлат подарили, но было бы странным, если члены ОНК вздумали выполнять законные или незаконные требования французского актера гражданина России Депардье... Это законодательством не предусмотрено.

Офицер представился нам нормально и мы стали спокойно работать дальше вместе. И проблема с письмами, повторюсь, потом решилась. Я к чему это рассказала? В этот момент я увидела в глазах Надежды уважение и даже восхищение. И дальше она, кст, по моей просьбе со мной уже по-русски говорила, а не по-украински, врага во мне видеть перестала тоже. Не потому, что я вот раз - и офицера построила. По другой причине, ведь всё было не так и не с такой целью. Видимо, один из ключей к натуре Надежды, основная ее черта: на давление - сопротивление. Как и у меня. Эффект пружины. Без хамства и крика - грамотное и решительное сопротивление. И любовь к своей работе. Это нас в чем-то роднит. Хоть казалось бы... Она - военная. Я - антивоенный активист. Но это близко, очень близко. Это - сопротивление. Особенно когда на этих якобы противоположных полюсах оказываются женщины.

Я очень надеюсь, что у Надежды всё будет хорошо. И, еще раз, я рада, что она оказалась в СИЗО-1, в Матроске. Тут, нам кажется, к ней будут объективны, о ней позаботятся, ей будет чуть лучше. И мы будем рядом.

А в остальном - ходили по своему маршруту, в очередной раз не встретили курицы, вдавались в вечные свои медицинско-режимно-гастрономические подробности, вели беседы о необходимости аналитики и планирования тыла, кому продукты с ларька не донесли, кран неисправен и горячую воду вместо холодной пить приходится почти месяц, кого денежки потеряли, кому фуфайка нужна, кому - доктор. И обращались к нам и бывшие детдомовцы, и участники боевых действий с комплектами наград, и бомжи, и бывшие сотрудники... И не было камеры, где нас не узнали бы те, с кем мы общались раньше в других изоляторах. В третьем, шестом, седьмом, на Бутырке... И были слегка обижены, что мы не узнаем их лиц, проблем и историй. Я всегда извиняюсь в таких случаях. И всюду нам говорили: спасибо, что позвонили родным... спасибо, что нас перевели в больницу... спасибо, что нам выдали казенку... спасибо за это, спасибо за то.

...
Tags: НЕсогласные, Савченко, агрессия Путина против Украины, фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments