na6luDatelb (na6ludatelb) wrote,
na6luDatelb
na6ludatelb

Category:

Юлия Латынина прошлась по христианству...

Оригинал взят у arealy.ru в Юлия Латынина прошлась по христианству...

http://echo.msk.ru/programs/code/1582608-echo/
Аудио вариант с 31й минуты

У меня большой вопрос, много вопросов по смскам о тех замечательных священниках и прихожанах в количестве нескольких десятков человек, которые вперлись на праздник «Серебряного Дождя». Ну, собственно, одно к одному, да? То «Серебряный Дождь» им там за несколько километров от их храма громко играл, то «Тангейзер» их оскорблял и так далее, и так далее.

И, вот, вопрос у меня тут по смске, считаю ли я этих ребят настоящими христианами. Ответ: «Конечно, считаю!» Конечно, ребята. Эти ребята вели себя как настоящие христиане. А когда христиане вели себя иначе? Когда они громили языческие храмы (и не только громили, но и грабили)? Когда они, там, под влиянием пропаганды о христианских мучениках, построенной совершенно по образцу мальчика, распятого в Славянске (ну, то есть, вернее, мальчик, распятый в Славянске, был построен по этому образцу), там рвали на куски Гипатию?

Когда они, еще не будучи официальной религией, сочиняли подметные письма о том, что Марк Аврелий приказал казнить их гонителей? Вопрос: когда христиане любили кого-либо кроме друг друга и ненавидели всех тех, кто не принадлежал, вот, даже не к христианству вообще, а вот к этой конкретной разновидности христианства?


Ребята, вы о чем? Я уже говорила, что… Цитировала замечательного антрополога Марвина Харриса, который рассказывал, как христианство начиналось как древнееврейский культ Карго. Вот, как в Меланезии пророки культа Карго обещали, что если вы будете правильно молиться, то все холодильники и телевизоры, которые послали духи предков хорошим меланезийцам и которые проклятые белые перехватили по дороге, они придут по назначению.
Вот, то же самое происходило в Палестине в начале I-го века нашей эры, которая кишела сектами и пророками, которые все утверждали одно и то же, что появится сын дома Давидова, царь Израилев и низвергнет проклятую Римскую империю, и заменит ее Царством Божиим. Под Царством Божиим имелось в виду физическое Царство Израилево с центром в Иерусалиме и, соответственно, и надо было себя вести людям, которые были приверженцами. Ессеи очень в это верили: один из их гимнов гласит «Герат храбрец».
Очень много было таких пророков, которые ходили по Иерусалиму. Был около 40-го года некий пророк из самаритян, который собрал большую толпу на горе Гаризим. Говорил, что вот сейчас он выкопает здесь Моисеем закопанные священные сосуды и после этого начнется Царство Божие.
Через 10 лет — новый пророк, некто Тюда — собрал своих последователей на реке Иордан. Воды Иордана должны были разойтись перед ним как перед Иисусом Навином, после чего пророк во главе своей армии должен был идти на Иерусалим. Вместо разошедшихся вод толпу встретила римская кавалерия. Кончилось это страшным восстанием, кончилось это гибелью храма. И кончилось это тем, что когда осада была Иерусалима римскими войсками, внутри города сражались между собой целых 3 пророка, выясняли, кто из них настоящий, а кто нет. Всё это грабило, всё это был чистый Донбасс. И уже по гибнущему городу пророки бегали и кричали, что «Бегите к храму, потому что в этот момент начнется Царство Небесное, когда римские войска пойдут на приступ».
Вот, если посмотреть… Несмотря на то, что Евангелия были записаны через 30 лет после смерти Христа, очень сильно отредактированы, видно, что Иисус Христос, царь иудейский, сын Давидов проповедовал достаточно похожие вещи. Не зря его учеников одного называли Симон Зелот… То есть зелоты – это тогда и были люди, которые, собственно, бегали с ножами. Другой – Иуда Искариот. Искариот – это секарий. Секарии – это тогдашние фанатики, которые, собственно, скрытно убивали в толпе как шахиды. И то, что он проповедовал, Лука 19:11: «Ибо он был близ Иерусалима, и они думали, что скоро должно открыться Царство Божие. Он говорил, что исполнилось время и приблизилось Царство Божие».
Царство Божие в то время означало только одно – физическую победу над проклятыми римлянами. Более того, это с точки зрения участников тех событий чудеса, совершаемые Иисусом, собственно, и означали пришествие Царства Божия. «Если я духом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царство Божие», — это от Матфея.
Апостолам обещались совершенно конкретные вещи. Я напомню, что Иисус Христос прямо обещал своим ученикам: «Ныне и во время сие среди гонений во сто крат более домов и братьев, и сестер, и детей, и земель». Да? То есть не на небе, не в будущей жизни, а вот этой ныне, во время гонений во сто крат более домов. Да?
А как вступали, собственно, в Иерусалим? На осле. Откуда взяли осла? Реквизировали. Не заплатили, не попросили, а во имя революционной сознательности забрали осла. Сказал Иисус Христос «Вот там есть осел – идите, возьмите его». Вот, как в Донбассе освободители (НЕРАЗБОРЧИВО) берут.
И что при этом еще говорит Христос? «Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною». Тут, суть, на самом интересном месте обрывается, что случилось с врагами.
Вы скажете «А откуда же тогда, вот, можно считать, что христианство было мирной проповедью?» Ну, а вот посмотрите по телевизору: самый мирный народ на Земле, нас только все обижают.
И, конечно, еще речь идет о потрясающей способности применяться к обстановке, потому что, вот, когда Иисус входит в Иерусалим, он говорит «Избейте предо мною». А когда, например, ранее чуть-чуть Иаков и Иоанн хотят истребить целую самаритянскую деревню только за то, что там отказались принять Иисуса… Внимание: не за то, что прогнали, побили камнями – отказались принять. Видя это, ученики его Иоанн и Иаков сказали «Господи, хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их как Илия сделал?» Но тут, видимо, силы были неравны, и Иисус заявляет, что сын человеческий пришел не губить души, а спасать.
Это прекрасно, да? Вот, деревню… Да?
И, собственно, еще раз повторяю, его ученики надеялись, что он есть тот, который должен избавить Израиль, что его приход – суть возвращения Царства Израиля. Это Царство было предельно конкретно материальным, вот, как холодильники и телевизоры в культе Карго.
Собственно, именно этот воинственный характер проповедей Иисуса может объяснить кажущееся иначе необъяснимым поведение его учеников и обожавшей его толпы, потому что Иисус вступает в Иерусалим, перед ним постилают всё, кричат, что се царь Израилев. Вдруг в тот момент, когда его арестовывают, ученики его разбегаются, а толпа потом начинает кричать «Распни его!» и проклинает. И это объяснимо только в рамках представления о том, что… Ну как? Все думали, что он взмахнет, хлопнет рукой и проклятые римляне падут. А римляне не пали. Значит, он не настоящий пророк.
И, вот, собственно, это был первый момент. Ученики не верили, что Мессия мог позволить себя распять, они там не имели ни малейшего представления, что культ Иисуса будет культом мирного, а не мстительного Спасителя. Ну, вот эти люди инвестировали очень много душевных сил, ведь они уже видели себя сидящими на тронах, судящими 12 колен Израилев. Вообще они впервые в жизни нормально кушали! Это были бедные люди. Они впервые в жизни там испытывали опьянение властью: можно взять любого осла. И тут такой облом – его распяли. А как же «стократ земель»? А как же «золотые троны»?
Ну и тут явилось открытие, что он не умер, он воскрес, он сейчас вернется. И это первая поразительная трансформация этого культа. Вообще на этом примере очень хорошо можно следить, как культ Карго всегда объясняет любые причуды реальности, как бы они ему ни противоречили.
И при этом после того, как оказывается, что он воскрес, вторая начинается серия, когда у последователей Христа нет ни малейшего сомнения, что всё равно, вот, второе пришествие будет вот-вот.
«Я вам сказываю, братья, время уже коротко», — говорит апостол Павел. Ни у кого ни малейшего сомнения, что это произойдет сейчас, «ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся», — это опять же Апостол Павел, первое послание к коринфянам. То есть мертвые-то воскреснут, а мы не успеем умереть (мы – вот они).
Вы спросите, а как же любовь, как же знаменитое того же Апостола Павла «Если я говорю языками человеческими или ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая или кимвал звучащий»? Ответ: да, это любовь. Но проблема в том, что это любовь к людям внутри своего коллектива.
И тут же обсуждается вопрос, а есть ли с язычниками? Нифига себе любовь. Люди эти очень любят друг друга, но вот только, да, вот, есть с язычниками можно, но они ж язычники, они ж, вы понимаете, они ж даже не воскреснут. И вот это второй поворот трансформации.
И дальше наступает третий поворот, потому что… Третий поворот наступает, собственно, тогда, когда Апостол Павел, человек, который не был личным последователем Петра, который был, наоборот, иудеем, которого послали гнать Христа, к которому он явился по дороге в Дамаск. И поскольку в этот момент уже спасутся не все иудеи, а спасутся только те, которые уверовали в Христа, то Апостол Павел делает следующий шаг. А почему же тогда не могут спастись те язычники, которые уверовали в Христа? Почему же мы не будем проповедовать язычникам?
Это было решающим моментом, потому что внутри еремейской среды, конечно, распятый Христос не выдерживал конкуренции с новыми, еще не опозорившимися кандидатами на роль сына Давидова. А вот за пределами иудаизма в разреженной религиозной атмосфере Римской империи, где, в общем-то, низы верили в самые примитивные суеверия, где у верхов не было веры, которую они пытались заменить философией, вот, вера в Христа с обещанием вечной жизни, страшного суда, воскрешения во плоти – она была, конечно, вне конкуренции, потому что, ну, это было, знаете, вот как какую-нибудь рыбу вынешь из ее естественного ареала, перевезешь в Австралию и она там чрезвычайно расплодится.
И, собственно, при этом продолжалось верование в то, что мертвые во Христе воскреснут прежде вот-вот. В ожидании этого близкого конца каждая община вела себя по-разному. Еще раз, да? Соответственно, достаточно сказать, что когда Апостола Павла арестовали, то как раз в нем заподозрили одного очередного пророка, который днями семи взвел возмущение и вывел в пустыню 4 тысячи разбойников. Спустя несколько лет, Иаков, брат Иисуса на Пасху громко возгласил о скором сошествии Христа с неба на облаках. Христос задерживается почти на 2 тысячи лет. Был сброшен со стены и забит камнями.
И тут четвертый поворот. Уже где-то прошло несколько десятков лет, прошла сотня лет. И четвертый поворот начался, потому что надо было объяснить, где же Христос – ведь, он еще живому Павлу обещал прийти. И двумя главными вариантами ответа на это стали гностицизм и монтанизм. И появились где-то около 130 года нашей эры различные… До этого тоже очень много было христианских сект, но появилась, например, секта Маркиона.
Что объяснял Маркион? Он вдруг сказал «Смотрите, это же 2 разных бога. Вот, есть бог Ветхого Завета – он мстительный и яростный. А есть Апостол Павел, бог которого призывает любить друг друга. Это два разных бога. Бог Ветхого Завета – это злой бог, который создал материальный мир. А Иисус Христос послан в этот материальный мир не затем, чтобы превратить его в Царство Божие, а, наоборот, затем, чтобы освободить людей его власти».
Гностики верили примерно в то же самое. Почему я цитирую Маркиона? Он признан еретиком, но он составил и собрал значительную часть Нового Завета, в особенности послания Апостола Павла. Мы не знаем, сколько было стерто, но я прошу вас обратить внимание на тот факт, что первый составитель Евангелия – это человек, который потом был признан еретиком именно за то, что он утверждал, что господь велел любить друг друга.
Вообще это было решение всех гностиков: Христос проповедовал не про материальный мир, а про освобождение от него. Ответ монтанистов, которые тогда же родились как секта, был другой, что «Нет, вот, Иисус Христос – он придет вот-вот».
Монтанус начинает проповедовать в середине II-го века. У него есть при нем 2 пророчицы – Присцилла и Максимилла.
И наконец, в этот момент происходит еще очень много вещей, когда начинают христиане врать. Очень рано они начинают врать, потому что благочестивое вранье считается позволенным. И, например, Тертуллиан, ничтоже сумняшеся, сообщает, что вообще когда Тиберию сообщили о казни Христа, то Тиберий признал в нем бога, а всех его гонителей велел наказать. Или есть другое анонимное письмо, подделанное письмо Марка Аврелия, в котором говорится, что император Марк Аврелий приказывает казнить всех тех, кто против христианства.
Еще раз повторяю, это всё происходит задолго до того, как христианство стало официальной религией. И вы, наверное, могли удивиться, потому что… Ну как же? Вы же слыхали, что христиане подвергались страшным гонениям. Ответ заключается в том, что страшные гонения христиан были крайне преувеличены. У меня практически нет времени об этом говорить – я, может быть, к этому вернусь на следующей программе, если получится. Но сейчас я хочу сказать очень коротко, что практически было 3 серии гонений христиан: одна при Нероне, другая, спустя несколько десятков лет, при императорах Деции и Валериане. И еще другая в начале IV-го века при Диоклетиане. При этом последняя была замечательна тем, что поскольку при Диоклетиане империя была разделена на 4 части, а реальным инициатором гонений являлся император Галерий, то гонения сначала были на востоке, а потом, уже при приемнике Галерия вообще только в Африке.
Гонения как и всегда гонения на христиан преследовали только одну цель – заставить их отречься. Если человек отрекался от Христа добровольно, с ним ничего не делалось, то есть это была принципиально другая история, чем когда христиане потом казнили людей, не взирая на то, что те говорили «Нет, я не ведьма», «Нет, я отрекаюсь от ереси».
И, вот, только одну маленькую историю я… Видите, я невзоровствую. И вообще всё, что я говорю, не касается бога и не касается… Я не знаю, есть бог или нет. Я могу только одно сказать, что церковь – это другая история. И поскольку у меня остается, действительно, буквально минута, а история очень серьезная, я, все-таки, сделаю так, что просто вернусь к этому на следующей программе.
Так вот я хочу сказать, что в начале IV-го века произошла удивительная вещь. В Африке большинство христиан под влиянием гонений отреклось, поскольку от них не требовали жизни – достаточно было отречься. А те, которые не отреклись, были донатисты. И, вот, через несколько лет эти люди (донатисты) были признаны ересью только за то, что они не отреклись, и только за то, что они говорили, что те епископы, которые отреклись, не имеют права раздавать христианские таинства, если вторично не пройдут посвящения. Из этого мы можем понять уже, как мало было гонений на христиан и какая странная церковь образовалась уже тогда, если эта церковь признала еретиками тех людей, которые считали, что отрекаться от Христа плохо.
Так что, вот, еще раз повторяю, с моей точки зрения, всё, что делают вот эти наши православные, они преследуют все существующие традиции христианства, они их продолжают.
Всего лучшего, до встречи через неделю.
Tags: мракобесы, ужасы нашего городка, уроки истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments